Как нас проверяют работодатели. Информация к размышлению

Недавно моему старому приятелю посчастливилось устроиться на работу в престижный банк с соответствующим окладом. Довольный, что после долгих и безуспешных поисков удача наконец-то улыбнулась ему, он не преминул поделиться со мной радостной новостью. Как водится, мы отметили это дело... Каково же было мое удивление, когда недели через две он внезапно появился в моем офисе в весьма подавленном состоянии. Пройдя неровными шагами по кабинету, он упал в кресло и прижал к глазам ладони. На мой испуганный вопрос «Сергей, что случилось?» ответа не последовало. Он молчал, и мне казалось, что молчание это длится невероятно долго. У меня перехватило дух от ужасного предчувствия. Наконец приятель поднял на меня глаза, наполненные слезами и отчаянием. «Уволили, суки...», — только и смог выдавить из себя. — «Ну что ты будешь делать, а?»

Озабоченный судьбой друга, я поспешил навести справки по своим каналам. Оказалось, что в результате проверки основных биографических данных служба безопасности банка выяснила, что Сергей ранее был судим. В тот же день его уволили. «Я никогда в жизни не был перед судом», — горячо убеждал он меня. Причин, чтобы не верить старому приятелю, у меня не было. Позднее выяснилось, что бывшие гэбисты из службы безопасности, которые занимались проверкой биографии Сергея, просто-напросто облажались, раскопав уголовное дело на его однофамильца и полного тезку. Но на работе Сергея так и не восстановили. Судиться с бывшими работодателями он не стал: «Пошли они на...»

Несчастный Сергей оказался таким образом невинной жертвой простого совпадения данных, обрабатываемых в процессе получения информации о лицах, принимаемых на работу. К сожалению в последнее время это случается все чаще и чаще. Дело в том, что профессиональные навыки претендента та ту или иную должность кое-как выяснить можно. Гораздо сложнее оценить уровень доверия, которого заслуживает человек, поскольку описывается он такими трудноуловимыми критериями как четность, моральная устойчивость, лояльность. Часто при попытке оценить данные характеристики используются психодиагностические методики: локус контроля, соционические и проективные тесты, репертуарные решетки. Но они громоздки и ненадежны. При их использовании может допустить ошибку и самый лучший психолог. Надежность детекторов лжи тоже вызывает массу вопросов, к тому же, их применение до конца не урегулировано российским законодательством. А прежние работодатели тех или иных кандидатов, опасаясь привлечения к ответственности за клевету, часто воздерживаются от негативных отзывов. Поэтому руководство многих фирм сегодня стремится максимально обезопасить себя, собирая биографические данные о кандидате. Службы персонала суммируют данные, полученные из различных источников, на основе которых составляют обобщающие заключение о финансовом положении устраивающегося на работу, его криминальном прошлом, о деловых связях и проч. Часто это делается еще до собеседования с кандидатом, и, если полученная информация говорит не в пользу претендента, его кандидатура безусловно отклоняется. Так что решения зачастую принимаются на основе «левых» сведений о человеке, а не путем анализа его личных качеств...

Проверкам на лояльность в той или иной степени сегодня подвергаются все специалисты. Рекрутеры, отделы персонала и службы безопасности фирмы наводят справки о предыдущих местах работы нового сотрудника. Работники некоторых компаний, в основном финансовых и охранных, подвергаются обследованию на детекторе лжи, а их прошлое проверяют по базам данных правоохранительных органов. Существуют и более серьезные методы проверки, о законности применения которых скромно умолчим. Так, слежки и прослушивания телефонных разговоров применяются к кандидатам на серьезную и ответственную должность, а также если если работодатели подозревают кого-то в утечке секретной информации или попытке вступить в сговор с конкурентами. Чем выше должность человека и чем более ценной информацией он имеет дело, тем больше у него шансов стать объектом более «плотной» проверки.

Услуги по «комплексному сбору информации» предлагают очень многие специализированные фирмы. В России сегодня этот бизнес буквально процветает. Запрос биографических данных у «крутых» охранных агентств, может стоить многие тысячи долларов, если дело касается приема на работу представителя руководящего звена, тогда как информация о рядовом сотруднике обойдется работодателям в 100-200 долларов.

В прайс-листах специализированных компаний эти вещи скрываются за обтекаемыми формулировками типа «проверка надежности кадров», «получение дополнительных сведений о физическом лице», но в действительности речь нередко идет о банальной слежке. По словам экспертов, для выявления потенциально нелояльного сотрудника порой бывает достаточно прослушивания его телефонных переговоров. Не имеющие специальной подготовки люди часто без колебаний доверяют самую сокровенную информацию обычным или сотовым телефонам, даже не подозревая, насколько просто осуществить перехват их разговоров даже без установки хитроумных «жучков» и закладок. Если же человек ведет себя осторожно — не доверяет телефону или персональному компьютеру сведения, способные его скомпрометировать, — то в действие вступают более сложные механизмы слежки: скрытая видеосъемка, наружное наблюдение — вплоть до лазерного сканирования колебаний стекол его квартиры, с помощью чего можно прослушивать разговоры в комнате.

По словам специалистов по безопасности, при слежке за применяется и старый метод — так называемая «установка по месту жительства», когда сыщики под благовидным предлогом проводят опрос соседей об интересующем их человеке. Люди, среди которых мы достаточно долгое время живем, зачастую не понимают, что происходит, но фиксируют изменения поведения человека, даже нюансы, — говорит один эксперт. Человек об этом не задумывается, а на самом деле соседи во дворе фиксируют даже незначительные изменения в поведении человека, которые могут дать специалисту богатую пищу для размышлений, — оценки типа: «он стал чаще задерживаться после работы», «стал богато одеваться», «купил новую машину» и т. п.

Спешу успокоить читателей. Организация такой слежки — дорогостоящее и хлопотное, а потому далеко не массовое явление: даже крупные корпорации, крепко стоящие не ногах, идут на использование таких методов далеко не всегда. По словам представителей охранных агентств, только элементарная проверка физического лица обойдется не менее чем в $1000 в день. Проверка с подключением людей и техники (прослушивание домашних и сотовых телефонов, просмотр сообщений на пейджер, видеосъемка и т. д.) стоит намного дороже — до $10000. Цены колеблются в зависимости от уровня и социального статуса объекта, способов его передвижения и др. Поэтому, если Вы претендуете на должность рядового компьютерщика в какой-нибудь полуподвальной фирме — не напрягайтесь .

По признанию самих работников служб безопасности, мероприятия по «разработке» противоречит законодательству: организовывать слежку за человеком, прослушивать его телефонные разговоры могут только правоохранительные органы с санкции прокурора. И теоретически человек, заметивший за собой слежку, может обратиться с заявлением в милицию. Хотя, по словам специалистов, если работа профессиональная, то человек не заметит, что его «пасут».

Если рассчитывать «на повышенное внимание» в виде слежки могут только кандидаты, которые по должности будут иметь доступ к конфиденциальной информации, то таким видам контроля, как сбор биографических данных, проверка на детекторе лжи, психофизиологическое зондирование, может подвергаться практических весь персонал компании — все зависит от степени подозрительности руководства.

А уж проверка благонадежности сотрудника при найме на работу практикуется практически всеми рекрутинговыми агентствами и затем часто дублируется корпоративными службами безопасности. В охранных структурах и органах госуправления проверка сотрудника по базам данным МВД и ФСБ делается обязательно для всех: человек, имевший когда-либо проблемы с законом, не имеет права работать в этих сферах. В финансовых компаниях служба безопасности также обычно проверяет по своим каналам прошлое сотрудника и даже его родственников: были ли у них административные нарушения, находились ли под следствием и т.д.

Некоторые компании включают в контракт с сотрудником пункт, что по требованию руководства он должен пройти проверку на детекторе лжи или/и психологический тест. Нередко подозрительность достигает паранойяльных форм. Так, один российский банк в профилактических целях проводит обследование всех сотрудников на детекторе лжи каждые полгода. Кстати, использование компаниями детекторов лжи никак не регулируется российским законодательством, поэтому уволенный по результатам проверки на полиграфе сотрудник может опротестовать это в суде и требовать возмещение морального ущерба. Однако отказавшийся от этой процедуры тоже, скорее всего, на работе долго не задержится.

Разумеется, проверять благонадежность будущего сотрудника можно и нужно, — такова жизнь. Но, к сожалению, у многих боссов стремление защитить свой бизнес принимает крайне нездоровые формы. О царящей в их организации паранойе можно узнать уже при приеме на работу — придя на собеседование в офис. Множество перегораживающих коридоры решеток, блокпостов внутренней охраны, тяжелые оценивающие взгляды накачанных бычков из «секьюрити», пропускная система со специальными карточками и десятизначными секретными кодами для каждого сотрудника, видеокамеры слежения даже в туалетных кабинках... . В такой фирме обязательно есть «крутая» должность под названием «начальник по внутреннему режиму». Не путайте с «начальником отдела коммерческой безопасности» — это само собой. В общем, разного рода ищеек, постоянно заглядывающих Вам через плечо, будет много.

Мой Вам совет: крепко подумайте перед тем, как давать согласие на работу в такой организации. Очень сложно продуктивно работать, когда тебя непрерывно в чем-то подозревают и приходиться вечно доказывать, что ты не верблюд... Устраиваясь на работу в такую компанию, будьте готовы к тому, что под предлогом обеспечения безопасности бизнеса всякие-разные будут постоянно совать свой нос в Ваши личные дела.

Устраивая разгул «специальных мероприятий» такие работодатели не понимают, что стопроцентно обезопасить свое добро в принципе невозможно. А воровство и недобросовестность сотрудников возникают вовсе не там, где нет охраны и тотальной слежки. Они появляются там, где есть непрозрачные финансовые и материальные потоки внутри подразделений, утаивания, недомолвки, неподконтрольные суммы и непонятно за что выплаченные премии. Можно нанять персонал «на ставку» и выплачивать зарплату «в конверте», держа в неведении относительно действительной стоимости выполняемых работ и оплаты труда других сотрудников сходной квалификации и обязанностей. А можно обсудить все открыто и оговорить процент оплаты исходя из реально приносимой специалистом прибыли. Где больше шансов для нелояльности сотрудников и в какую фирму лучше идти работать, решайте сами.

Напоследок скажу, что чрезмерная подозрительность еще никого не спасла. Как не спасает тотальный сбор информации о кандидате на ту или иную должность до его седьмого колена включительно. А в подобных организациях персонал в итоге не выдерживает нездоровой психологической атмосферы и начинает активно «голосовать ногами», пренебрегая подчас высокой заработной платой. И первыми всегда уходят самые лучшие, честные и талантливые. Шутка юмора состоит в том, что потенциальные воры и шпионы конкурентов остаются — дожидаются удобного момента.

источник : Псификатор

Новые статьи
наверх